Гелетей: попытки покушений на первых лиц государства выявляем довольно часто

Первые лица государства отвечают за стабильность и безопасность страны, а за их безопасность отвечает Управление государственной охраны. О тонкостях работы охранников президентского уровня, наиболее уязвимых местах в охране в условиях развития высоких технологий, о покушениях на первых лиц и собак-героев в эксклюзивном интервью ПрессОрг со ссылкой на UNN рассказал начальник Управления государственной охраны Украины, генерал-полковник Валерий Гелетей.

- Начнем с того, что у всех на слуху. Насколько профессионально осуществлялась охрана склада с боеприпасами в Калиновке?

- События в Калиновке - это очередная спланированная акция российских спецслужб, целью которой является подрыв обороноспособности Украины. Пока нет результатов проверки, проводимой СБУ, ГПУ и эксперты, невозможно назвать виновных или дать объективную оценку ситуации. Очевидно, что меры безопасности не соответствовали тому уровню, который мы должны были бы иметь в условиях гибридной войны с РФ.

Не секрет, что все украинские склады и хранилища боеприпасов известны российским спецслужбам и они постоянно отрабатывают эти объекты. В таких условиях меры безопасности должны быть значительно эффективнее. Речь идет не только о человеческом факторе или видеокамере, которая ведет наблюдение днем ​​и ночью. Это должны быть специальные технические средства, которые могут предупредить любые нападения, в том числе - с беспилотников.

На днях у нас прошла рабочая встреча с польскими специалистами по вопросам внедрения новых систем защиты от беспилотных летательных аппаратов. Могу сказать, что это сейчас один из самых уязвимых сегментов защиты, к вызовам которого спецслужбы ни Украины, ни многих других стран мира еще полностью не готовы. Мы в Управлении государственной охраны хорошо понимаем, что такие диверсии (атаки с беспилотников - ред.) могут быть применены не только на складах с боеприпасами, но и в государственных органах власти, на любых мероприятиях - от события на футбольном поле к массовому мероприятию на Майдане Независимости. К сожалению, в Украине нет пока технической возможности полноценно защищаться от атак БПЛА, перехватывать контроль над ними и обезвредить. Поэтому эта тема сейчас априори для нас очень важна. Лично я убежден, что события в Калиновке были диверсией относительно нашего оборонного запаса.

- Украина рассматривает введение технических средств защиты от возможных диверсий с дрона?

- Конечно, в первую очередь рассматривается такая техника, которая могла бы глушить и перехватывать чужой дрон. Существуют специальные "мозги" - технические приборы, с помощью которых можно получить контроль над дроном. То есть спецслужба имеет возможность перехватить контроль над БПЛА, который запустил злоумышленник, планируя диверсию или проводя разведывательную деятельность.

- В Украине уже есть такая техника?

- Есть, но хотелось бы, чтобы это было на совершенно другом уровне. Одно дело, когда ты противодействуешь беспилотникам китайского производства, которые можно заказать через Интернет и купить за 5 тыс. грн. Другое дело, когда мы говорим о беспилотном летательном аппарате, оборудованном профессиональными средствами защиты от постороннего влияния.

- Комитет по нацбезопасности заявил, что Украина из-за событий в Калиновке потеряла боеприпасов на 1 млрд долларов...

- Я пока не владею точными данными о потерях, но ни в коем случае не считаю, что это катастрофа в буквальном смысле для Вооруженных сил Украины. Тот запас, который есть в Украине, позволяет защищать нашу территориальную целостность в необходимом объеме.

- УГО охраняет первых лиц государства. Бывали конфликты между охранниками и этими чиновниками?

- Мы охраняем не конкретное лицо, а должность, независимо от личности или черт характера. Но, конечно, стараемся подбирать в личную охрану таких телохранителей, у которых должен быть совместимый с охраняемым лицом характер. Понятно, что кто-то из чиновников любит спорт, кто-то - интеллектуальные игры, и мы, в свою очередь, подбираем военнослужащих, подходящих высокопоставленному чиновнику по духу, увлечениям и мировоззрению. Конечно, на первом месте стоит профессионализм телохранителя, но, кроме этого, большое значение имеет взаимопонимание и доверие охраняемого лица.

- Если кто-то из чиновников попросит свою охрану, например, порыбачить за компанию, охранник согласится?

- За последние несколько лет не помню случаев, чтобы мы обеспечивали охрану одного из чиновников на рыбалке. Раньше, конечно, ездили: походы в горы, рыбалка, лыжи, моржевание. Поэтому, понятно, что охранники должны были иметь соответствующую подготовку для этих занятий. Я помню 2006 год: Виктор Ющенко любил купаться на Крещение в проруби, поэтому ему подбирались люди, которые специально готовились к этому купанию, чтобы потом не иметь проблем со здоровьем, не подхватить простуду, например. Это и есть специфика нашей работы. И здесь важно найти равновесие между профессионализмом телохранителя и его совместимостью с человеком, которого он охраняет.

Сейчас, кстати, у нас появилось еще одно необходимое условие - владение английским языком. Большинство первых лиц часто ездят с рабочими или официальными визитами за границу, поэтому охранники должны сотрудничать со спецслужбами принимающей страны. В нашей работе коммуницировать спецагентам двух стран через переводчика - лишний риск утечки информации.

- Как происходит охрана наших чиновников за рубежом?

- За несколько дней до запланированной даты визита высокопоставленного чиновника другой страны или руководителя международной организации к нам приезжает передовая группа охраны. По такому же принципу наша группа прибывает в другую страну и в связке с местной спецслужбой прорабатывают все детали визита, где под деталями имеется в виду полный комплекс охранных мероприятий. Если это страна ЕС, то меры безопасности с нашей стороны могут быть меньше, если же государство, которое воюет или имеет нестабильную внутриполитическую ситуацию - меры безопасности усиливаются.

- Как усиливается охрана должностных лиц в зоне АТО?

- Не могу рассказать все детали, чтобы злоумышленники не использовали эту информацию в свою пользу. Но уверяю, что там проводится полный комплекс необходимых оперативно-розыскных и оперативно-технических мероприятий, которые позволяют нам обеспечить безопасность пребывания охраняемых лиц в районе проведения антитеррористической операции.

- Анонсы, которые появляются перед визитом президента куда-нибудь, мешают работать?

- Они, очевидно, не помогают. Любая преждевременная утечка информации заставляет нас соответственно реагировать на появление новых возможных угроз.

- Изменение маршрута и подставные кортежи есть?

- Честно говоря, таких приемов множество, но мы применяем их только при крайней необходимости. Каждый день работа УГО начинается с мониторинга событий в мире. Если в других странах произошли опасные инциденты или террористические атаки - мы стараемся оперативно выяснить: что и как произошло, при необходимости даже связываясь с руководством спецслужб других стран. Это делается для обмена опытом, который имеет ключевое значение для эффективной работы любой спецслужбы. Если говорить об обмене опытом, то в 2015 году мы (УГО - ред.) подписали меморандум пяти государств: Болгария, Румыния, Грузия, Молдова и Украина в рамках подготовки специалистов по личной охране. Они приезжают к нам на обучение, мы ездим на тренинги к ним, что не может не отражаться на повышении уровня профессионализма наших военнослужащих.

- Были реальные покушения на одного из действующих руководителей, чиновников?

- Если брать в целом историю УГО, то Украина за время своей независимости помнит несколько резонансных покушений: на кандидата в президенты Наталью Витренко, премьер-министра Лазаренко, на первого заместителя председателя Верховной Рады Андрея Парубия, нападение с ножом на Леонида Кравчука, когда его охранник взял на себя удар. Самым резонансным, конечно, было покушение на жизнь с попыткой отравления на бывшего кандидата в президенты Виктора Ющенко.

- Кого сложнее охранять: Ющенко или Порошенко?

- Сложно ответить, потому что это совсем разные времена. Тогдашнее руководство охранного ведомства не уберегло Виктора Ющенко: его отравили. Известно, что он до сих пор вымывает из твердых тканей организма остатки яда - диоксина. Люди, которые его тогда пригласили на ужин, не допустили телохранителей на встречу. Они сделали все, чтобы Ющенко решил поехать один, без охраны. Это был недопустимый прокол в работе руководства личной охраны Виктора Ющенко. Также в те времена работа УГО значительно осложнялась напряженным политическим противостоянием между президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Виктором Януковичем, который не пренебрегал отношениями с криминальными авторитетами. Надо было высокопрофессионально и беспристрастно обеспечить охрану обоим чиновникам, несмотря на их политическое противостояние.

Сегодня же более серьезная опасность - агрессия России и активизация диверсионной работы спецслужб врага внутри Украины. Подвергать опасности жизнь Верховного главнокомандующего, Президента Украины - недопустимый грех. Поэтому уровень профессионализма военных УГО никогда не стоит на месте. Я хорошо помню времена, когда в 2008 году приезжал бывший американский президент Джордж Буш, охраны было столько, что сосчитать трудно: кинологи, снайперы, спецагенты с тяжелым оружием, куча телохранителей. Тогда чувствовалось недоверие американской стороны к нашим спецслужб. Сейчас, когда уже не в первый раз приезжает, например, Джо Байден, у него охраны в десятки раз меньше, что свидетельствует о доверии американских коллег.

- Сколько раз УГО предотвращала реальные покушения на действующих чиновников?

- В первые дни после инаугурации Президента Украины Петра Порошенко мы предотвратили покушение на его жизнь, когда на дворе АП (Администрация Президента - ред.) была попытка заложить взрывчатку со стороны въезда Президента на ее территорию.

- С момента прихода новой власти было всего одно покушение?

- Это я вам только об одном из первых рассказал. У нас часто появляется информация о том, что готовится покушение на Президента, на его кортеж, на других чиновников. У нас много случаев, когда при проверке крыши или улицы в месте, где запланировано мероприятие с участием первых лиц государства, находим оружие, взрывчатку, гранатометы. Можем ли мы говорить, что это было покушение? Думаю, что нет. Но подготовка к покушению однозначно была. К счастью, действия наших военнослужащих не дали возможности совершить эти покушения.

- Были предатели из числа военных УГО, кто в АТО бежал на другую сторону?

- Не было такого. В АТО находятся опытные военнослужащие УГО Украины и налажена соответствующая система взаимодействия и контроля. А в 2014 году, когда началась оккупация Крыма, небольшая часть нашего подразделения, которая дислоцировался там, вернулась на материк. Были и те, кто остался и сейчас работают в ФСО России (Федеральная служба охраны РФ - ред.). Против них в Украине начато уголовное производство.

- Из охранников Януковича были такие, которые поехали с ним в Россию?

- Да, были. В тот день, когда Янукович вылетал из Межигорья, с ним была часть военнослужащих УГО. Их было в общем много, но поехало в РФ только пятнадцать человек. Кстати, в последний день пребывания Януковича в Крыму, перед самым отлетом, эти охранники написали рапорты на увольнение с УГО и сдали удостоверения и оружие. В этот же день они и были освобождены моим предшественником. Янукович, к слову, тоже написал заявление на снятие с него государственной охраны на неопределенный срок. Где-то это заявление у меня еще лежит, написанное на имя начальника УГО.

- Это было перед ночью вылета?

- Это был последний день пребывания Януковича в Крыму. Хотя охранники и сдали оружие и удостоверения, они нарушили порядок пересечения государственной границы, когда помогли Януковичу незаконно ее перейти, транспортировать вещи. За незаконный вывоз материальных, духовных и культурных ценностей против них возбуждено уголовное дело. Сейчас все эти люди охраняют Януковича в РФ как гражданские телохранители.

- Сотрудников УГО проверяли на причастность к расстрелам на Майдане?

- Мы оперативно опечатали все оружие, собрали и увезли на баллистическую экспертизу. Она показала, что ни один автомат, пистолет или винтовка не имели отношения к трагическим событиям на Майдане. Только после этого мы повернули оружие в УГО и раздали назад военнослужащим.

- Сколько надо охраннику учиться, чтобы его допустили охранять Президента?

- Это субъективно. Каждый военнослужащий учится, как и другие люди: кто-то быстрее, кто-то медленнее. Но в любом случае это не 3-4 месяца, а как минимум несколько лет. Точно могу сказать одно: человеку, который не служил в армии, будет тяжело физически и морально. Телохранители работают в любую погоду, в любых условиях, иногда без отдыха. Поэтому военнослужащий допускается к исполнению обязанностей только тогда, когда имеет соответствующие профессиональные навыки, имеет достаточную физическую и моральную выдержку, хорошо знает протокол и правила этикета.

- Помощники охранников - служебные собаки?

- Раньше для наших рабочих нужд мы привлекали служебных собак других правоохранительных органов. Свою собственную кинологическую службу в 2006 году мы начали с трех собак, сейчас их уже более двадцати. Они имеют уникальные навыки: помимо поиска взрывчатки могут выполнять функции профессиональных телохранителей.

Например, наши собаки готовы запрыгнуть в машину, которая движется с открытым окном, чтобы обезвредить или остановить водителя, если в этом есть необходимость. Они не боятся выстрелов, поэтому без проблем могут обезвредить злоумышленника, который стреляет из автомата в их сторону. Такую технику дрессуры к нам приезжают изучать спецслужбы других стран в рамках обмена опытом.

- Кто их тренирует?

- Конечно, профессиональные кинологи - военнослужащие УГО.

- Даете звание собакам, как это в США делают?

- Нет, звания не даем, но каждая собака неразрывно связана с кинологом, имеет свое имя. Для удобства и эффективной работы собак мы оборудовали специальный транспорт для их перевозки в районы, где мы работаем. Роль собак трудно переоценить, что было доказано неоднократно самой жизнью.

В зоне АТО, например, после зачистки горы Карачун от террористов, наши ребята спускались с высоты, а впереди всегда шла служебная собака, чтобы находить оставленные террористами взрывоопасные предметы. Она зацепилась за профессионально замаскированную растяжку и взорвалась на ней в 10 метрах от наших военных. Эта собака сохранила жизни минимум пяти наших людей и, к счастью, выжила, хотя несколько дней и не могла прийти в себя от контузии.

Сейчас наша спасительница уже не может работать в полноценном объеме, поэтому мы ее достойно пристроили. Она в УГО - почетная собака и выполняет сторожевые функции.

- Когда собаки перестают служить в УГО, куда их отправляют?

- Когда собака уже не может выполнять поставленные задачи в полном объеме, ее отправляют охранять другие объекты УГО. На спокойную службу переводят. Если собака стареет и не может выполнять свои функции в необходимом объеме, то ее забирают домой военнослужащие УГО или кинологи, но такие случаи пока единичны.

- Собак в УГО селекционируют в кинологическом центре? А если есть щенки, которые не подходят на службу?

- Мы стараемся найти оптимальное место для каждой собаки в соответствии с ее умений, насколько это возможно. Животные, которые по своим показателям не подходят для личной охраны, используются на объектах государственной охраны, где требования к ним немного ниже.

Источник: ИА UNN.

Главные новости дня

Новости партнеров